На главную страницу
 
 Главная 
 О суде 
 Структура суда 
 Сведения для посетителей  
 Документы суда 


Вестник МОВС №1 2006г.
Вестник МОВС №2 2006г.
Вестник МОВС №3 2007г.
Вестник МОВС №2/4 2007г.

Поиск по сайту



Если вы хотите быть в курсе обновлений , иметь доступ к документам суда и получать новости на свой электронный ящик зарегистрируйтесь
Московский окружной военный суд


Главная / О суде / Вестник МОВС / №1 2006г.

Как это было. Исторический очерк

Версия для печати Версия для печати

   История учит нас не повторять кем-то уже совершенные ошибки. В первую очередь она нужна для челове­ческого самопознания, что бы на основе анализа событий минувших лет сделать вывод о перспективах развития и суще­ствования человека, личности, любого общества и государства.

  

   Изучение подлинной истории, восста­новление исторической справедливости - это единственный ключ к ответу на воп­рос, что представляет собой настоящее. Представленный далее материал рас­скажет о том, как создавался Революци­онный военный трибунал Московского во­енного округа. В работе использованы фонды Государственного архива Россий­ской Федерации, Российского государ­ственного военного архива и Центрально­го архива Министерства обороны РФ.

 

 

Краткий исторический обзор деятельности революционных военных трибуналов в 1918-1923 гг.

 

Первые революционные военные три­буналы 1-й и 5-й армий были организо­ваны в июле месяце 1918 г. на чехосло­вацком фронте. Это было достаточно сложное время для молодого советско­го государства, тяжелые и продолжи­тельные бои с белогвардейскими войс­ками и их зарубежными союзниками. Сданы Казань, Симбирск, возникла ре­альная угроза центру рабоче-крестьян­ской власти - Москве. В докладе о дея­тельности реввоентрибуналов1 Председатель Военной коллегии В.Ульрих ак­центировал внимание на том, что орга­ны ВЧК и военные трибуналы на фрон­тах должны были проявлять максимум твердости и решительности в расправе над элементами, «вносившими дезорга­низацию и расхлябанность в ряды Крас­ной Армии, а равно над всеми шкурни­ками и хищниками», пытавшимися ис­пользовать тяжелую ситуацию в личных целях.

 

 

   Не секрет, что решения органов ВЧК считались очень суровыми, «но не вез­де и не всегда их роль была решающей», отмечал В.Ульрих. По своей сущности они не могли быть «агитационным средством для широкой красноармейской массы». С позиций современных взгля­дов указанные утверждения выглядят, по меньшей мере, нелепыми, однако объек­тивно необходимо принять во внимание то положение, что реввоентрибуналы переняли от органов ВЧК оперативность следствия, твердость, а где было необ­ходимо и жесткость решений, а кроме того, дополнили эти свойства гласностью и максимально приблизились к «красно­армейской массе».

14октября 1918 г. за подписью Л.Троц­кого был опубликован приказ № 94, ко­торый гласил: «Сформировать Военно-Революционный трибунал при Револю­ционном Совете Республики, под предсе­дательством т. Данишевского и членов тт. Мехоношина и Аралова. Военно-Ре­волюционному Трибуналу создать соот­ветствующие органы, штаты коих пред­ставить на утверждение в РВСР». К кон­цу 1918 г. были созданы РВТпри 3 фрон­тах и при 11 армиях.

 

Реконструкция зала судебного заседания. 1905 г.

 

   К 30 июню 1919 г. образовано 6 рев-воентрибуналов с полномочиями РВТ фронта (Западного фронта, Южного фронта, Восточного фронта, 4-й и 9-й особых армий и Балтийского флота), а к концу 1919 г. таких уже 10, включая Московский революционный военный желез­нодорожный трибунал и РВТ Тульского укрепрайона.

Штат РВТР, по состоянию на 16 июля 1919 г., выглядел следующим образом: Председатель-1, членов РВТР-2, замес­тителей членов РВТР-2, помощник Пред­седателя РВТР-1, порученцев-2, следователей-6, секретарей-6, делопроизводитель-1, шифровальщик-1, архивариус-1, журналист-1, письмоводителей-2, курьеров-2, служителей-2. Денежный ок­лад по должности Председателя РВТР составлял 4 000 руб., членов - 3 700 руб., что соответствовало 18 и 17 тарифным разрядам (всего 19 разрядов).

Первая инструкция реввоентрибуналам была издана РВТР 8 января 1919 г. В ней определялся порядок формирова­ния и подчиненности РВТ. 30 сентября 1919 г. Приказом РВСР № 1595 образо­ваны окружные и губернские военно-следственные коллегии, а Приказом РВСР № 2055 от 5 декабря 1919 г. вво­дится в действие «Положение о РВТ», утвержденное ВЦИК20 ноября 1919 г. В принципе, с этого момента дальнейшая деятельность военно-судебных учреж­дений приняла организованный и систе­матический характер

   К осени 1919 г., ко времени наступле­ния Деникина, Колчака и Юденича, сис­тема революционных военных трибуна­лов выглядела следующим образом: во главе военно-судебной системы нахо­дился Революционный Военный Трибу­нал Республики, непосредственно ему подчинялись РВТ фронтов, на которые, в свою очередь, замыкались РВТ армий. При дивизиях существовали отделы РВТ соответствующей армии.

   В докладе В.Ульриха отмечалось, что «работа РВТ протекала в весьма напря­женной атмоссЬеое. Постоянное пепедвижение воинских частей, а вместе с ними и РВТ, постоянная опасность быть застигнутыми врасплох или даже отре­занными, создали из наших трибуналь-ских работников не судей-канцелярис­тов, а судей борцов, разделявших с ар­мией и радость победы, и горечь пора­жений. Не один из них отдал и здоровье, и даже жизнь при работе в прифронто­вой полосе и, особенно, сессиях.      Быва­ли моменты, когда состав военных три­буналов вместе со своим отрядом всту­пал в бой с противником и нес потери убитыми и ранеными».

   Очередным «пиком» деятельности РВТ можно признать весну 1920 года, когда началось наступление белой Польши. Отмечается мобилизация ре­сурсов как всей Советской России, Крас­ной Армии, так и всей системы РВТ. Осо­бенностью этого периода была интен­сивная деятельность «предателей и шпионов в тылу» (например: взрыв арт-складов на Ходынском поле в Москве, поджог военных складов в Вязьме и др.)

   Напряженные бои на Западном и Юж­ном фронтах, тяжелые потери под Варша­вой требовали новых пополнений. Созда­вались запасные армии, усиливалась под­готовительная работа в тылу, в округах. Численность Вооруженных Сил превыша­ла 3 млн человек. Указанные, а также иные причины повлекли необходимость органи­зации «тыловых трибуналов».

   В течение 1920 г. на территории Со­ветской Федерации была создана систе­ма военных трибуналов войск внутрен­ней охраны или «ВОХР», в последствии названных «внутренней службой».

  К осени того же года их численность составила 45 единиц, а вместе с фрон­товыми, армейскими и дивизионными -около 160.

 

Заседание Реввоентрибунала. г. Москва. 1920 г.

 

Примечательно, что репрессии воен­но-судебных органов то усиливались, то ослаблялись в зависимости от положе­ния дел на фронте. Так, неудачи на фронтовой полосе сопровождались ослаблением «революционной дисципли­ны» в армии и усилением дезертирства, хищения и предательства, что требова­ло ужесточения репрессий, и наоборот, - разгром противника сводил до мини­мума применение высшей меры наказа­ния. Примером тому служат статистичес­кие данные о применении расстрела в 1920 г. Если в феврале было расстреля­но всего 65 человек, то в августе 1115 человек, это как раз было время отступ­ления Красной Армии под Варшавой.

Первоначально РВТ ВОХР образовы­вались при военных округах, в его состав входили отделы РВТ, которые формиро­вались при дивизиях, бригадах. К концу 1920 г. они были переименованы в рев-воентрибуналы секторов войск ВОХР (ВНУС). Например, РВТ Московского сек­тора войск ВНУС.

Улучшение обстановки на фронтах, победы Красной Армии в разгроме бе­логвардейских войск, различных бандит­ских формирований (Петлюры, Махно), подавление очагов белогвардейского сопротивления обусловили изменение организации и деятельности РВТ.

   Войска Красной Армии возвращались с фронтов, началось постепенное сокра­щение и демобилизация Вооруженных Сил. С уменьшением численности воен­нослужащих сократилось и число войс­ковых единиц, а вместе с ними и числен­ность РВТ.

 

Заседание Реввоентрибунала, г. Владимир- 1920 г.

 

   В соответствии с Приказом РВСР и НКВД № 2611 от 25 ноября 1920 г., три­буналы ВОХР объединились с трибуна­лами соответствующих фронтов, окру­гов, армий, дивизий. Весной 1921 г. на территории Советской Федерации оста­лись лишь РВТ фронтов, округов и их отделы при дивизиях, а также губернс­кие отделы окружных РВТ в центрах со­средоточения крупных войсковых объе­динений.

  Дальнейшее сокращение Красной Ар­мии, с одной стороны, и, очевидно, же­лание судебных работников создать еди­ную систему судов, с другой стороны, привели к принятию сессией ВЦИК в июне 1921 года положения об объеди­нении Революционного Военного Трибу­нала Республики, Главного железнодо­рожного трибунала и кассационного три­бунала в Верховный Трибунал ВЦИК с одновременным упразднением почти всех РВТ. Функции последних были пе­реданы так называемым «военным» от­делениям при губревтрибуналах. Из ре­волюционных военных трибуналов были оставлены лишь РВТ Западного фрон­та, Северо-Кавказского военного округа, 5-й армии и РВТ Вооруженных Сил Ук­раины с отделами при дивизиях, кото­рый, впрочем, вскоре был реорганизо­ван и дивизионные РВТ на территории УССР стали подчиняться Военному От­делу Трибунала при Украинском ВЦИК (ВУЦИК).

 Правопреемником РВТР стала Воен­ная Коллегия Верховного Трибунала ВЦИК, которая и продолжала работу по надзору и инспектированию местных РВТ, оставаясь в то же время судом пер­вой инстанции для наиболее крупных и сложных дел.

   В конце 1921 - начале 1922 гг. в Вер­ховный Трибунал стали поступать док­лады и телеграммы от местного коман­дования и политорганов с настойчивы­ми ходатайствами о восстановлении РВТ в военных округах; созывались совеща­ния военно-политических работников армий (например, совещание военных делегатов XI Съезда РКП), на которых также ставился этот вопрос.

Впрочем, данная ситуация не лишена иронии: и в настоящее время, и в иссле­дуемый нами период, основной аргумент в защиту существования военных судов, приводился один и тот же: губревтрибу-налы3 «...не знают быта Красной Армии, не связаны с ней, репрессии не достига­ют должных результатов, дела залежи­ваются и теряют актуальность...»4.

  Весной 1922 г. Пленумом Верховного Трибунала было принято постановление об организации РВТ Московского и Пет­роградского округов, а летом того же года последовательно были восстановлены РВТ в Приволжском и Западно-Сибирс­ком военных округах, с одновременным упразднением отделений по воинским преступлениям при губернских ревтри­буналах.

  В августе 1922 г Президиумом ВЦИК принято постановление об изъятии рев-воентрибуналов, расположенных на тер­ритории УССР, из ведения Верховного Трибунала при ВУЦИК, подчинение их трибуналу Украинского военного округа, который, в свою очередь, подчинялся Во­енной Коллегии Верховного Трибунала ВЦИК.

Таким образом, завершая краткий очерк деятельности РВТ в 1918-1923 гг., отме­тим, что к началу 1923 года военно-судеб­ная система представляла собой сплочен­ную организацию, состоявшую из 11 окруж­ных РВТ, 17 корпусных РВТ, 18 дивизионных РВТ и 2 морских, под руководством еди­ного центра в лице Военной Коллегии Вер­ховного Трибунала ВЦИК, а в последствии Верховного Суда РСФСР.

 Далее считаем необходимым приве­сти некоторые статистические данные о деятельности революционных военных трибуналов за исследуемый период. От­метим, что статистические сведения со­держат определенные погрешности и не­точности, поскольку данные о работе РВТ в 1918-1919 гг. отрывочны и разроз­ненны. Более того, как отмечалось Учет-но-статистической частью5 статотчет-ность по РВТ «начала мало-мальски на­лаживаться с середины 1920 г., до этого же она носила разнообразный и бессис­темный характер».

  Между тем, всего реввоентрибунапами Республики было принято к своему про­изводству 330 118 дел, из которых 121602 окончено в судебном заседании, пре­кращено производством 116 930 дел, пе­редано по подсудности 86 042 дела, а на 1 января 1923 г. остались не рассмотрен­ными 5 544 дела. Наибольшее количество рассмотренных дел приходится на 1920 и 1921 гг. (52 960 и 28 938 дела соответствен­но). Такое положение объясняется тяже­лой обстановкой на фронтах, ликвидаци­ей армий Деникина, Колчака и Юденича с одной стороны, и волной бандитских вос­станий в 1921 г., с другой.

  Сведения о «карательной политике» таковы: всего осуждено 218125 чело­век. Наименьшее количество в 1918 году - 7486 человек. При этом необхо­димо учесть, что в указанный период времени РВТ существовали около 5 месяцев. Наибольшее количество осуж­дено в 1920 и 1921 гг. (89466 и 57571 че­ловек соответственно).

 

Донесение Председателя РВТ МВО.Март 1921 г

Структура судимости была представ­лена следующим образом:

  • контрреволюционные преступления -38 303 чел. (18,0%);
  • преступления против порядка управ­ления -14 198 чел. (7,0%);
  • должностные преступления - 43 896 чел. (20,0%);
  • общеуголовные преступления - 55 539 чел. (25,0%);
  • «чисто военные» преступления - 66 289 чел. (30,0%), в том числе:
  • дезертирство - 48 420 чел. (73,0%);
  • неисполнение приказа - 4 785 чел. (7,2%);
  • нарушение или небрежное исполне­ние Уставов военной службы - 12 522 чел. (18,9%);
  • мародерство - 562 (0,9%).

Вызывают определенный интерес, по нашему мнению, данные, отражающие применение РВТ высшей меры наказа­ния - расстрела. Всего в исследуемый период расстреляно 15 425 человек. Наибольший пик применения этой меры наказания приходится на 1920 г. - 6 125 чел. и 1921 г. - 4 337 чел. Отметим, что в период наиболее острой революционной борьбы 1918 и 1919 гг., вопреки сложив­шемуся в современном обществе мне­нию «о кровожадных, беспощадно кара­ющих трибуналах», подвергнуты рас­стрелу 599 и 3 196 человек соответствен­но, хотя, впрочем, и это достаточно вы­сокий показатель.

Исторический обзор деятельности революционного военного трибунала Московского военного округа (ОКРЕВВОЕНТРИБУНАЛА МВО)

Как уже отмечено ранее, на террито­рии Московского военного округа дей­ствовало несколько революционных во­енных трибуналов, имеющих полномо­чия РВТ фронта.

 

Оглашение приговора РВТ МВО перед красноармейцами, г. Москва. 1922 г

 

К таковым относились:

Московский революционный военный железнодорожный трибунал;

Революционный военный трибунал ВНУС Московского округа.

Кроме того, действовали губернские революционные трибуналы, народные и полковые суды.

В ноябре 1920 г., в связи с реоргани­зацией Войск внутренней охраны и Внут­ренней службы вносятся изменения и в структуру судебных органов. Так, в со­ответствии с упоминавшимся ранее При­казом РВСР и НКВД № 2611 от 25 нояб­ря 1920 г., Главный Революционный Три­бунал Войск Внутренней Охраны Рес­публики ликвидировался, а окружные РВТ войск ВОХР (ВНУС) либо объеди­нялись с Окружными РВТ при наличии таковых на территории, либо реоргани­зовывались в Революционные Окружные Военные Трибуналы с полномочиями РВТ фронтов. Отделы РВТ Войск ВОХР при бригадах реорганизовывались в от­делы соответствующего РВТ округа, им предоставлялись права РВТ армии. Кро­ме того, ОКРРЕВВОЕНТРИБУНАЛАМ передавались со всем личным составом и делами Следственные Коллегии, со­стоявшие ранее при окружных, губернс­ких Военных комиссариатах. Окружные РВТ должны были состоять при Коман­дующем округом, а отделы при бригадах или дивизиях. В своей деятельности упо­мянутые трибуналы должны были руко­водствоваться «Положением о РВТ», объявленным Приказом РВСР № 730 от 4 мая 1920г.

Подобно приведенной нами схеме, РВТ ВНУС Московского округа был реорганизован в РВТ МВО.

При этом необходимо учесть, что пря­мое толкование текстов организационных приказов Командования МВО дает основание полагать, что ОКРРЕВВОЕНТРИБУ-НАЛ и его отделы не переименовывались, а именно реорганизовывались, т.е. фор­мировались новые РВТ, с новыми полно­мочиями и составами коллегий.

Командующий войсками МВО (Петря-ев Павел Александрович, руководил МВО с 18.12.20 по 28.02.21, далее, вплоть до 17.05.24 командующим МВО был Муралов Николай Иванович) на ос­новании приказа РВСР и НКВД от 25 но­ября 1920 г. издает приказ № 1236 от 29 декабря 1920 г., в соответствии с которым образовывался Революционный Воен­ный Трибунал Московского военного ок­руга с отделами РВТ МВО:

  • Московский отдел при 1-й стрелковой дивизии;
  • Рязанский отдел при 12-й стрелковой бригаде;
  • Тверской отдел при 18-й стрелковой бригаде;
  • Тульский отдел при 4-й стрелковой диви­зии;
  • Владимирский отдел при 16-й стрел­ковой бригаде;
  • Ярославский отдел при 6-й стрелко­вой дивизии.

   В мае 1921 г. в состав РВТ МВО на пра­вах армейских трибуналов влились Отдел РВТ МВО Архангельской губернии и Мор-сил Северного моря (бывший РВТ Бело­морского военного округа и Морских сил Северного моря), а также Вологодский отдел РВТ МВО (ранее - Вологодский от­дел РВТ Беломорского военного округа).

   По состоянию на 2 июля 1921 г. вштат-ном расписании РВТ МВО состояло 83 человека, однако по списку числилось 68. Штаты были объявлены в приказе РВСР № 2068 от 1920 г., кроме того, до­полнительным приказом Командующего МВО № 247 от 19 февраля 1921 г. вво­дилось временное штатное расписание РВТ, в соответствии с которым опреде­лена внутренняя структура трибунала. Организационно РВТ МВО состоял из:

  1. коллегии, в состав которой входи­ли: Председатель РВТ, заместитель председателя РВТ, 6 членов РВТ и пору­ченец (всего 9 чел.);
  2. следственной части, куда кроме на­чальника, делопроизводителей, маши­нистов и письмоводителей дополнитель­но входили 16 военных следователей (всего 24 чел.);
  3. организационно-инструкторской ча­сти (всего 9 чел.);
  4. часть судебного надзора (всего 4 чел.);
  5. секретариата, состоявшего из об­щей части, судебно-исполнительной ча­сти и комендантско-хозяйственной час­ти (всего 37 чел.).

   Более того, на балансе РВТ числились:

1 автомобиль, 6 лошадей, 2 экипажа, 2 парных повозки и «2 пары седел с полным набором»! (В штате, например, Отдела РВТ МВО было 29 человек, однако легко­вой автомобиль не полагался...).

Всего же на должностях РВТ МВО, включая отделы, состояло около 340 че­ловек.

 

Коллегия РВТ МВО. Май 1923 г.

В первом ряду (слева направо): старший секретарь трибунала Д. Н. Пененков,

председатель трибунала Н. Ф. Бушуев и член трибунала А. М. Шумилов;

во втором ряду: старший инструктор трибунала А. И. Баранов (слева)

и старший следователь трибунала В. И. Веселое (справа)

 

   Таким образом, основные направле­ния деятельности РВТ и определили его организационно-штатную структуру.

ОКРРЕВВОЕНТРИБУНАЛ был выше­стоящим трибуналом по отношению к сво­им отделам, в его компетенцию входило не только рассмотрение сложных уголов­ных дел по первой инстанции, но и приос­тановление исполнения «смертных приго­воров», выносимых его отделами.

С 1 января по 1 мая 1921 г. Следствен­ным аппаратом РВТ МВО было расследовано 659 дел, по которым в качестве обвиняемых привлекались 1 155 чело­век, из которых 365 находились под аре­стом. Около 300 дел было передано по подсудности в отделы, другие трибуна­лы, народные и полковые суды в преде­лах МЕЮ, которые, необходимо отме­тить, в марте 1921 года были упраздне­ны, а их имущество, дела и пр. переда­ны в РВТ МВО. Председатели Отделов РВТ МВО докладывали, что наибольшее количество дел поступает из Уголовно­го розыска и МЧК. Председатель РВТ МВО, в свою очередь, акцентировал вни­мание на том, что «постоянно наблюда­ется значительное поступление в РВТ округа дел, ему не подсудных, и в отно­шении которых РВТ выполняет роль рас­пределительную, являясь органом, опре­деляющим подсудность».

 Из указанного числа дел значитель­ный процент был направлен по подсуд­ности в другие судебные учреждения: в отделы РВТ - 199 дел, другие РВТ - 23 дела, губернские ревтрибуналы -10 дел, народные суды - 51 дело и полковые суды - 28 дел.

Неоднократные доклады по этому вопросу в РВТР привели к появлению со­ответствующих разъяснений, в которых указывалось, что реввоентрибуналу под­судны все дела по преступлениям с уча­стием всех категорий военнослужащих (в т.ч. ВОХР), проходящих военную служ­бу в пределах МВО, таким образом оп­ределив четко выраженную территори­альную и персональную (по кругу лиц) подсудность дел РВТ МВО.

Вместе с тем, анализируя деятель­ность следственного аппарата, нельзя не сделать вывод о профессионализме и компетентности военных следователей. Так, производство по 95 уголовным де­лам было прекращено ввиду применения акта амнистии, а еще в 67 случаях по так называемым «другим причинам», в том числе в силу недоказанности вины.

   За период с 15 января по 1 мая 1920 г. было проведено распорядительных заседаний - 41, на которых доложено 820 дел, из которых принято к производству и обращено к следствию 331 дело, кроме того, рассмотрено разных заявлений - 22.

Коллегией РВТ МВО рассмотрено 37 уголовных дел, в том числе в ходе выез­дной сессии в г. Рязань - 2 дела.

   Приговорено к высшей мере наказа­ния 143 человека, приговоры исполне­ны только в отношении 4 человек, по остальным приостановлены ВЦИК.

Организационно-инструкторская часть разработала 12 циркулярных рас­поряжений (в настоящее время, видимо, обзор кассационно-надзорной практики), 6 приказов Командующего МВО с объяв­лением приговоров РВТ МВО. Отметим, что структура и содержание приговоров отличаются достаточной грамотностью, в целом отвечают даже требованиям со­временного уголовно-процессуального законодательства. Интересными, по на­шему мнению, представляются виды уго­ловного наказания.

Так, по приговору РВТ МВО в отно­шении должностных лиц 5 запасного полка (всего 10 чел.) Погаржельскому и Зефирову объявили выговор, а Писка-рева Ивана признали заслуживающим расстрела, но, принимая во внимание его политическую невоспитанность, про­летарское происхождение, чистосердеч­ное раскаяние, возможность его исправ­ления, расстрел заменили 10 годами принудительных работ с лишением сво­боды. Кстати, судебное заседание было открытым, с большим привлечением красноармейских масс, проходило в Спасских казармах. Открытые процессы, «публичные суды», доступные для крас­ноармейцев, - «мера оздоровляюще­го влияния».

В другом примере, по уголовному делу Токарева и др., обвинявшихся в воору­женном ограблении квартиры граждан­ки Селезневой, сам Токарев был приго­ворен к расстрелу, а его «подельники», дезертировавшие ранее из Красной Ар­мии, - к прохождению военной службы в штрафной роте, без права увольнения, сроком на 3 месяца.  Приговоры во всех случаях были окончательными и обжа­лованию не подлежали.

Всего в РВТ МВО в период с 1 января по 1 мая 1921 г. было зафиксировано входящих 3 372 документа, и 5 042 ис­ходящих. Последнему документу, исхо­дящему из трибунала, присвоен номер 8 197 от 2 июля 1921 г.

   Привести обобщенные статистичес­кие сведения за все отделы РВТ МВО не представляется возможным, поскольку таковых обнаружить не удалось. Имеют­ся лишь отрывочные данные о работе некоторых отделов. Например, в Москов­ском отделе по состоянию на 1 июня 1921 г. в производстве находилось 838 уголовных дел, из которых рассмотрено по существу 158, прекращено 264, на­правлено по подсудности 305.

Первоначально РВТ МВО располагал­ся в городе Москве по адресу: Кречет-никовский переулок, дом 9, «здание не пригодное не только для трибунала, но и для всякого учреждения».

   18 марта 1921 г. председатель РВТ МВО докладывает о переезде на новый адрес в здание бывшего Окружного суда, - Арбат, дом 379. В этом здании РВТ МВО осуществлял свою деятельность вплоть до 2 июля 1921 г.

Дальнейшее местонахождение РВТ МВО, уже как военного отдела при Московском губернском ревтрибунале, свя­зано с адресом: улица Большая Лубян­ка, дом 18, где, собственно, и дислоци­ровался это трибунал.

   Весной 1922 г., после восстановления РВТ МВО Приказом Командующего вой­сками МВО № 650 от 19 мая 1922 г. было определено, что «Все дела по преступ­лениям военнослужащих воинских час­тей и учреждений, подсудных Трибуна­лу, надлежит направлять в Революцион­ный военный трибунал округа, Москва, Арбат37»11. Кстати, к осени этого же года Приказом Командующего МВО № 1170 от 25 сентября 1922 г. с вводом проку­рорского надзора в войсках округа, пер­вый военный прокурор Сегаль Моисей Абрамович в составе еще 3 прокуроров был также размещен этому адресу.

[Курьезный случай произошел при размещении Московского отдела РВТ МВО. Указанный отдел располагался по адресу г. Москва, ул. Никольская, дом 6. Бывший дом профессора Сафронова, который трибунальцы реквизировали, а самого профессора с его семьей «уплот­нили». Профессор Сафронов имел ох­ранную грамоту, однако это не помогло. Выражая свое недовольство произошед­шим, он подал жалобу в РВТР на имя К. X. Данишевского, после чего было про­ведено служебное расследование, и часть жилых помещений возвращена владельцу. Подобная ситуация была описана в романе М. Булгакова «Соба­чье сердце».

Определенный интерес может пред­ставлять порядок назначения на долж­ности и первый поименный состав Кол­легии РВТ МВО.

Так, в соответствии с упомянутым Приказом РВСР и НКВД № 2611 от 25 ноября 1920 г., один член РВТ округа на­значался на общих основаниях приказом РВСР по согласованию с НКВД, другой член РВТ назначался по представлению Начальника Особого отдела ЧК или Губ-чека, где особых отделов не было, а председатель и остальные 4 члена РВТ назначались приказом РВСР по пред­ставлению Командующего войсками ок­руга и заключению РВТР.

Первый состав коллегии был утверж­ден Приказом Командующего МВО № 1236 от 29 декабря 1920 г., в который вошли: Председатель - Эльтман (из со­става резерва РВТВ), члены РВТ: Аки­мов (член Главного Реввоентрибунала ВНУС), Лакис (председатель РВТ ВНУС Московского военного округа), Миронов (начальник следственно-судебного отде­ла Московского округа), Горячев и Тер-нопольченко (члены РВТ Заволжского военного округа).

Состав коллегий неоднократно изме­нялся, окончательно к 10 апреля 1921 г. выглядел таким образом: Председатель - Эльтман Константин Иванович;

Члены РВТ: Кланг Анатолий Антоно­вич, Кудрявцев Сергей Иванович, Михай­лов Федор Михайлович (представитель от МЧК), Полетаев Михаил Иосифович, Рыжанский Александр Львович и Горя­чев Андриан Дмитриевич.

За непродолжительное время своего существования РВТ МВО (29 декабря 1920 г. - 2 июля 1921 г.) сменилось 3 пред­седателя.

Первым председателем, проводив­шим всю организационную работу, был, как указывалось, Эльтман Константин Иванович.

Эльтман  занимал должность председа­теля РВТ почти до конца мая 1921 года, после чего был снят и откомандирован в состав резерва РВТР. Решению РВСР предшествовала цепь негативных собы­тий. Эльтман неоднократно обращался к руководству РВТР с просьбой решить вопрос об «улучшении материального поло­жения трибунальных работников»12. Он отмечал, что работа протекала в самых тяжелых условиях, постоянно сопутство­вал голод и «обнищание», квалифициро­ванные сотрудники истощены, а кроме того, «сняты с красноармейского пайка», невысокая заработная плата (около 3 000-5 000 руб.) Более того, Эльтман предвос­хитил события современности:«... сотруд­ник такого учреждения как Военный три­бунал, стоящего на охране Революцион­ной законности... в глазах населения дол­женствующий иметь пример и авторитет, вынужден в силу внешних экономических обстоятельств, к устранению коих не при­нимается никаких мер, снимать с себя са­мое необходимое и продавать на рынке. Появление такого сотрудника на рынке, несомненно, дискредитирует, как его, так и Трибунал... Существующий свободный рынок всем им недоступен, так как на по­лучаемое жалование фактически нельзя ничего приобрести»13. Обращаясь к выс­шему руководству РВТР и РВСР предсе­датель трибунала предупреждал, что та­кое положение дел может привести к зло­употреблениям, «неужели дожидаться того момента когда будет уже поздно и придется считаться со свершившимся фактом. Правда, виновных сумеют пока­рать, но пятно ляжет не только на них, но и на тех, кто не сумел поставить их работу в терпимые условия»14.

Необходимо отметить, что Эльтман достаточно часто обращался в РВСР и РВТР с различными ходатайствами, за­явлениями, письмами. Так, например, в негодующем письме в адрес РВТР И ЦК РКП(б) Эльтман открыто возмущался против сложившейся практики ВЦИК приостанавливать исполнение «рас-стрельных приговоров», постановленных РВТ МВО.

    В апреле 1921 г. РВСР назначает ре­визию деятельности РВТ МВО, в резуль­тате которой обнаружилась недостача части казенного имущества и денежных средств. Проведенным расследованием установлено, что Эльтман давал указа­ния расходовать средства, предназна­ченные для работы самого трибунала, на выдачу задерживаемой заработанной платы, допуская, таким образом, неце­левое расходование денежных средств. При этом выплаты оформлялись как авансовые платежи.

РВТР и РВСР признал такие действия недопустимыми и приказал Эльтману сдать должность. Временно исполняю­щим обязанности был назначен Берзин Петр Андреевич, состоявший до этого в резерве РВТР, а затем, Тернопольченко Михаил Дмитриевич, исполнявший до этого момента обязанности председате­ля Московского отдела РВТ МВО.

 

Фасад здания суда. 1925

 

  Деятельность РВТ МВО действительно проходила в тяжелых условиях. На это неоднократно указывало не только руко­водство трибунала округа, но и председа­тели его отделов в ежемесячных докла­дах. Так, в докладе Председателю РВТР о деятельности РВТ МВО за 5 месяцев работы Эльтман, помимо острой нехват­ки кадров (1/Зсостава), указывал на про­блемы, связанные и с установлением еди­ных оснований применения высшей меры наказания всеми отделами трибунала. Тернопольченко, будучи председателем Московского отдела, ссылался на «суще­ственные неправильности» в работе вве­ренного ему РВТ отмечая, «...неправиль­ность порядка приведения и исполнения приговоров о расстреле: МЧК таковые выполняет с большими трудностями, а отдел своего аппарата не имеет. Этот воп­рос необходимо разрешить в самом сроч­ном порядке».

[Кроме того, в подтверждение невы­носимых условий работы можно приве­сти сведения из переписки члена Мос­ковского отдела РВТ МВО Соба-ковско-го Бориса Исаевича и руководства РВТР. Собаковский Б.И. обратился с письмом к Председателю РВТР с просьбой пре­кратить его полномочия и направить на прежнее место работы в Московское же­лезнодорожное депо, ссылаясь на то, что за «три года чудовищного напряженного труда» у него не было возможности вос­пользоваться отпуском, он находится в крайней степени нервного истощения, обострились хронические заболевания, в том числе чахотка. Собаковский отме­чает, что в период формирования РВТ кадров катастрофически не хватало, и партия «направляла» проверенных лю­дей, пусть даже и непрофессионалов. Как он заметил, «на безрыбье и он был раком, а теперь наступило время про­фессионалов...»]

[Другой эпизод из жизни РВТ МВО ха­рактеризует то, насколько опасным был труд трибуналыдев. Так в докладе пред­седателя Московского отдела о деятель­ности РВТ за май 1921 г. указывается, что 18 мая «во время боевой команди­ровки Выездной сессии по борьбе с бан­дами Антонова в Козловском уезде Там­бовской губернии» геройски погиб при исполнении своих служебных обязанно­стей член коллегии Московского отдела Фришман Александр Анатольевич.]

К началу июля 1921 года взамен уп­раздненного с отделами в 8 городах, вхо­дящих в состав МВО, реввоентрибуна­ла округа, образовывается «военный отдел» при Московском губернском ре­волюционном трибунале.

26 апреля 1922 года Приказом РВСР № 1033 в целях решительной борьбы с преступлениями в частях Московского военного округа создается Революцион­ный Военный Трибунал МВО, председа­телем которого и назначен Бушуев Ни­колай Филиппович.

В дополнение к названному приказу, 31 мая 1922 года в соответствии с При­казом РВСР № 1308 утверждается со­став коллегии РВТ МВО. В него вошли: заместитель председателя — Слиозберг Абрам Ильич; члены коллегии: Юрьев Яков Петрович, Шумилов Александр Матвеевич и Берзин Петр Андреевич.

 


 

Тема выпуска:

 85 лет на страже закона. Юбилею Московского окружного военного суда посвящается

 

 
 





 
© 2007 Московский окружной военный суд, при копировании ссылка на сайт обязательна!

Яндекс.Метрика