+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Действие норм международного договора российской федерации

В настоящее время Российская Федерация является участницей примерно двадцати тысяч действующих международных договоров. Расширение договорных связей России с другими странами обусловило необходимость совершенствования внутригосударственного законодательства, регламентирующего заключение ею международных договоров. Одним из важнейших актов российского законодательства в этой области является Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" от 15 июля г. Он основан на положениях Конституции РФ г.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Статья 11 ТК РФ. Действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Вы точно человек?

ICQ: e-mail: justicemaker yandex. Прошедшие со времени принятия Федерального закона от 15 июля г. N ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" 20 лет позволяют проанализировать практику реализации международных договорных обязательств в национальной правовой системе. Международные договоры занимают особое место в национальных правовых системах.

Государство, приняв международные договорные обязательства, уже не вправе произвольно от них отказаться, обязано добросовестно выполнять договор и не может ссылаться на свое внутреннее право в качестве оправдания для его невыполнения.

В этом суть принципа pacta sunt servanda "договоры должны соблюдаться". Как подчеркивает Г. Основы современного международного права. Для международного права существенным является результат, а не средства его достижения.

Пути достижения результата могут быть различными у разных государств, но сам результат должен быть одинаков - выполнение принятых международных договорных обязательств.

Порядок и способы взаимодействия национального права и международных договоров определяются каждым государством самостоятельно. Способы внутригосударственного осуществления международных договорных обязательств, место, которое отводится международным договорам в иерархической системе источников внутригосударственного права, и подходы к решению проблемы самоисполнимости, непосредственной применимости международных договоров договорных положений тесно взаимосвязаны. Именно этими тремя составляющими определяются порядок взаимодействия национального права и международных договоров, практика реализации международных договорных обязательств в национальной правовой системе.

Для одних государств вступивший в силу международный договор не становится частью национального права, автоматически не инкорпорируется в его правовую систему. В целях внутригосударственного осуществления международных договорных обязательств необходимо принятие отдельного законодательного или административного акта, воспроизводящего в той или иной форме содержание международного договора, то есть устанавливающего нормы, соответствующие правилам, предусмотренным в договоре, и тем самым придающего его положениям, осуществление которых должно происходить на национальном уровне, действие во внутригосударственной сфере, в то время как сам договор не имеет силы в национальном праве, не может быть непосредственно применен.

В других государствах международный договор, если решение о согласии на его обязательность принято, такое согласие выражено в международном плане и договор вступил в силу для государства, автоматически, без необходимости издания дополнительных актов законодательного или административного характера обычно лишь при условии опубликования в официальном издании инкорпорируется в национальную правовую систему, то есть становится ее составной частью.

При этом признается возможность прямого действия международных договоров во внутригосударственной сфере, непосредственного применения договорных положений для регулирования внутригосударственных отношений в том случае, если договором устанавливаются правила иные, чем те, которые предусмотрены национальным законодательством, а соответствующие договорные положения рассматриваются как самоисполнимые.

Международные договоры или отдельные договорные положения в силу своего несамоисполнимого характера могут нуждаться в принятии имплементационного законодательства.

Практика государств, право которых позволяет реализовывать международные договорные обязательства посредством автоматической инкорпорации международных договоров в национальные правовые системы, свидетельствует о том, что такие государства например, Нидерланды предпочитают заблаговременно обеспечивать приведение национального законодательства в соответствие с международными договорными обязательствами.

Analytical Report and Country Reports. Part II: Country Reports. Council of Europe. CAHDI 3. Strasbourg, 23 January Конституция РФ ч. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Russian Federation. Смысл указанной конституционной нормы состоит в признании возможности прямого действия международных договоров во внутригосударственной сфере, непосредственного применения договорных положений для регулирования внутригосударственных отношений в том случае, если международным договором установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом то есть всеми видами актов текущего законодательства.

Конституционная формула взаимодействия национального права и международных договоров, предполагая возможность непосредственного действия договорных положений во внутригосударственной сфере, устанавливает, что принятие международных договорных обязательств не ограничивается внешнеполитическим эффектом, а может привести к применению договорных положений вместо норм российского законодательства.

Составной частью национальной правовой системы являются все международные договоры Российской Федерации межгосударственные, межправительственные, межведомственного характера независимо от того, на каком уровне принято решение о согласии на их обязательность для Российской Федерации и каким способом такое согласие выражено подписание, обмен документами, образующими договор, ратификация, утверждение, принятие, присоединение.

Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации", воспроизводя положение ч. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты". Итак, непосредственное действие и применение договорных положений возможно, во-первых, если правила, установленные международным договором, расходятся с правилами внутригосударственных правовых актов и, во-вторых, если в этом случае государство не приняло законодательные или административные акты для имплементации договорных положений, предоставив им возможность действовать непосредственно, и такие договорные положения обладают такой способностью, то есть являются самоисполнимыми.

Вторым фактором, оказывающим существенное влияние на формирование порядка взаимодействия национального права и международных договоров, является место, которое отводится международным договорам в иерархической системе источников внутригосударственного права. Данная система располагает эти источники в зависимости от юридической силы акта в соответствии с установленным Конституцией распределением компетенции между органами государственной власти.

Положение, которое занимают в этой иерархии международные договоры, обычно зависит от уровня, на котором приняты решения о согласии на их обязательность, то есть статус международного договора либо соответствует статусу акта, посредством которого он инкорпорируется во внутригосударственное право, либо международному договору придается приоритет в применении перед актами, равными по юридической силе акту, посредством которого договор инкорпорирован во внутригосударственное право, и всеми нижестоящими актами.

Действие международного права в значительной степени зависит от того, как национальная правовая система разрешает коллизии между внутригосударственным и международным правом. Определив положение международных договоров Российской Федерации в иерархической системе источников внутригосударственного права, Конституция РФ, однако, не уточняет, какие именно международные договоры обладают приоритетом в применении по отношению к закону - все международные договоры, независимо от того, на каком уровне принято решение о согласии на их обязательность, или только те, решения о согласии на обязательность которых приняты в форме закона.

Этот вопрос породил дискуссию среди юристов, в результате которой выявились два противоположных подхода. Сторонники использования иерархической системы источников внутригосударственного права в качестве основы для разрешения коллизий между нормами внутригосударственного права и нормами международных договоров исходят из того, что правоприменительные органы должны руководствоваться правилами, которые установлены более высоким в иерархическом отношении актом, независимо от того, является этот акт внутригосударственным правовым актом или международным договором.

Считая принцип иерархии универсальным средством разрешения конфликтов между нормами внутригосударственного права и международными договорами, Б. Международное право и правовая система Российской Федерации.

По мнению С. Марочкина, "не может обладать приоритетом применения перед законами договор, введенный в действие актом более низкой юридической силы, чем закон. Действие и реализация норм международного права в правовой системе Российской Федерации: Монография.

N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" п. Ряд авторов придерживаются еще более твердой позиции: они исходят из необходимости вообще отказаться от приоритета международно-правовых норм и их автоматической интеграции в национальную правовую систему. Бастрыкин рассматривает отказ от приоритета международного права и его автоматической имплементации в национальное законодательство в качестве вопроса обеспечения нашего суверенитета.

Некоторые исследователи в принципиальном плане признают необходимость соблюдения международно-правовых обязательств, однако предпочитают использовать иерархическую систему источников внутригосударственного права в качестве основы для разрешения коллизий между нормами внутригосударственного права и международными договорами.

N 5, полагает, что "в действительности нормы не всех международных договоров РФ будут иметь приоритет над законами". В то же время она делает следующий вывод: " Карандашов, признавая, что международные обязательства обладают верховенством по отношению к национальному праву, исходит из того, что такое верховенство заключается в обязанности государства выполнить свои международные обязательства, невзирая на форму, в которой они приняты.

Непосредственное действие норм международных договоров в правовой системе Российской Федерации: Автореф. Другой подход к разрешению коллизий между нормами внутригосударственного права и международными договорами предлагают авторы, считающие, что принцип иерархии применим лишь до вступления международных договоров в силу для Российской Федерации и не распространяется на их выполнение.

N 5 о том, что "правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор". Оценивая это положение, ученый подчеркивает: "С точки зрения внутреннего права такая позиция закономерна.

Однако она не дает ответа на требование международного права о том, чтобы договоры соблюдались, несмотря на их отличие от внутреннего права. Современное право международных договоров. II: Действие международных договоров. Черниченко отмечает, что согласно указанному Постановлению Пленума ВС РФ приоритетом в отношении законов обладают только те международные договоры, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона, в то время как правила иных договоров могут иметь приоритет над актами ниже уровня законов в соответствии с иерархией, предусмотренной российским законодательством.

Однако такой подход, как утверждает автор, ориентирован на нарушение определенных категорий международных договоров Российской Федерации и будет противоречить ст. Усенко подчеркивает необходимость скоординированного, согласованного взаимодействия национального и международного права. Он исходит из того, что ст. В этой статье речь идет о том, что государство не может своим законом освободить себя от принятых им обязательств по международному договору.

Тем самым отвергаются доктрина и практика некоторых государств, пытавшихся ставить свой закон выше своих международных обязательств. Вместе с тем и ст. Пунжин, отмечая, что участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора, приходит к следующему выводу: ч.

Этот принцип действует вне зависимости от того, на каком уровне принят международный договор или внутренний правовой акт Правовая система России и международное право вариации на тему статьи С. Иваненко отмечает, что при заключении договора Российское государство должно соотносить вытекающие из него международные обязательства с нормами своей Конституции и иных нормативных правовых актов.

Но, заключив международный договор, Россия обязана его добросовестно выполнять в сфере и международных, и внутригосударственных отношений и согласно ст. По мнению У. Батлера, утверждение, что только ратифицированные международные договоры имеют преимущество перед российскими законами, означает, что договоры, не подлежащие ратификации, не подпадают под действие ч.

Cambridge University Press, Конституционный Суд РФ не давал толкование ч. Вместе с тем принятые им решения позволяют высказать определенные предположения относительно его правовых позиций по вопросам приоритетного применения международных договоров. N О. Международное право не навязывает свой приоритет внутригосударственному праву. В основе требования международного права обеспечить выполнение вытекающих из него обязательств лежит согласие государств на обязательность для них международных договоров, а в случае международного обычая - всеобщая практика, признанная в качестве правовой нормы.

Международный суд ООН в своем Консультативном заключении от 26 апреля г. Этот принцип, как отмечается далее в заключении Суда, получил признание еще в решении международного арбитража по делу "Алабама" г.

Так, в решении по делу греко-болгарских сообществ г. Не является исключением и конституция государства. В Консультативном заключении Постоянной палаты международного правосудия г. Advisory Opinion of 26 April Reports The Greco-Bulgarian "Communities".

Advisory Opinion. Series B. Advisory Opinion of 4 February, Series A. Сторонники использования иерархической системы источников внутригосударственного права в качестве основы для разрешения коллизий между нормами внутригосударственного права и нормами международных договоров высказывают опасения, что международный договор, решение о согласии на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, а на более низком уровне например, правительством или министром , может иметь преимущество перед федеральным законом.

Действительно, отсутствие ясности в распределении компетенции по принятию решений о согласии на обязательность для Российской Федерации международных договоров давало бы повод для толкования ч. В соответствии с п. Это означает, что до принятия международных договорных обязательств при определении уровня, на котором необходимо принять решение о согласии на обязательность для государства того или иного международного договора, исходят из иерархической системы источников внутригосударственного права, которая предполагает, что вступивший в силу для государства международный договор может устанавливать иные правила только в отношении тех актов, которые равны или уступают по юридической силе акту, посредством которого принято решение о согласии на обязательность договора, и не должен противоречить актам, занимающим более высокое положение на иерархической лестнице.

Если международным договором устанавливаются иные правила, чем предусмотренные федеральным законом исполнение договора требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов , то решение о согласии на его обязательность для Российской Федерации не может быть принято на каком-либо ином уровне, кроме как на уровне федерального закона.

Если же после вступления международного договора в силу для Российской Федерации в процессе реализации международных договорных обязательств обнаружится, что международный договор не соответствует внутригосударственному правовому акту более высокой юридической силы, то есть возникает коллизия между правилами международного договора и правилами внутригосударственного правового акта, то это может означать одно из двух: либо неправильно был определен уровень принятия решения о согласии на обязательность договора, либо последующим внутригосударственным правовым актом, занимающим более высокое положение в иерархическом отношении, чем то, на котором находится акт, посредством которого такое решение принималось, установлены иные правила, чем предусмотренные договором.

В связи с этим представляется важным подчеркнуть, что в случае возникновения коллизии между международным договором и внутригосударственным правом в процессе реализации международных договорных обязательств, независимо от причин, по которым такая коллизия возникла, аргумент в пользу того, что приоритетом в применении по отношению к федеральным законам обладают не все международные договоры Российской Федерации, устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом, а только те из них, решения о согласии на обязательность которых приняты в форме федерального закона, не может быть использован.

Такой аргумент противоречил бы закрепленному в Венской конвенции о праве международных договоров ст.

Международные договоры в России

Международные договоры являются составной частью российской правовой системы и как правило имеют приоритет над внутрироссийскими законами. Место международных договоров в российской системе права установлено конституцией. Согласно ее й статье, "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы".

Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников. Восканов Сурен Георгиевич.

ICQ: e-mail: justicemaker yandex. Прошедшие со времени принятия Федерального закона от 15 июля г. N ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" 20 лет позволяют проанализировать практику реализации международных договорных обязательств в национальной правовой системе. Международные договоры занимают особое место в национальных правовых системах.

.

.

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Почему Конституция РФ колониальная? 4 признака

.

.

Место международных договоров в российской системе права принципы и нормы международного права и договоры имеют прямое действие, то есть для их.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. ospautranpal

    Тарас Валерьевич здравствуйте. Пожалуйста, если у вас будет свободное время. Мы с женой официально разведены, она лишила меня родительских прав(дочь 10 лет я выплачиваю алименты но она скрывается и не даёт видеться с дочерью. В какие бы органы я не обращался все разводят руками, в том числе и адвокат. Большое СПАСИБО заранее. Александр.